Главная | Регистрация | Вход
Четверг, 23.01.2020, 23:01
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Мельницы, ГЭС, связь [7]
культура, образование [9]
Медицина [9]
Репрессии 30-х годов 20 века. Великая отечественная. [10]
Церковь [3]
Разное [15]
Саврасов Д.И. Рассказы из книги "Мои алмазные радости и тревоги" [8]
МОИ АЛМАЗНЫЕ РАДОСТИ И ТРЕВОГИ Издательство ВСЕГЕИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2011
Главная » Статьи » Медицина

Морозовский Петрович. Из истории медицины района

«Верховажский вестник» 20 февраля 1996 года

Морозовский Петрович

Из истории медицины района

В районной газете от 7 сентября прошлого года помещена фотография коллек­тива Морозовской участковой больницы. И нынче проживают в Морозове бывшие санитарочки: Анна Александровна Машкова, Клавдия Васильевна Миронова, Анфиса Степановна Лебедева, повар Мария Висса­рионовна Лапина, медсестры Лидия Алексеевна Ивонина, Капитолина Федоровна Треть­якова.

Несколько молоденьких де­вушек уехало из Морозова. А некоторых, запечатленных на снимке, нет в живых. Светлая память Лидии Михайловне Дербиной, Анне Ивановне Худяко­вой, Федору Григорьевичу Ми­ронов, Александру Петровичу Стениловскому. Во втором ря­ду на снимке врач Морозов­ской больницы Ангелина Вла­димировна Демидова, переехав­шая позже в с. Верховажье. В последнем ряду, второй сле­ва А. П Стениловский, фельд­шер.

В газете от 3 октября про­шлого же года помещена фо­тография первых медицинских работников района. Во втором ряду (слева от читателя) край­ний Александр Петрович Стени­ловский, основатель Морозовской участковой больницы,  долгое время ее возглавлявший, мой папа.

У мамы (ей 82 года) до сих пор аккуратно хранятся его документы, награды. Это свиде­тельство об окончании обучения в Гельсингфорсском лазарете от 10 октября 1912 года, в кото­ром семь пятерок и четыре четверки; свидетельство об окончании Вологодского меди­цинского техникума в 1925 году.

 Бережно храним газету «Путь к коммунизму» от 6 октября 1960 года с заметкой Т. Ажгибкова «Фельдшер сельской боль­ницы». С большим интересом читаю на страницах районной газеты воспоминания ветеранов или о ветеранах. Они мне зна­комы как друзья папы и нашей семьи, это А. А. Цуварев, Т. В. Ажгибков, А. Ф. Лебедев, М. И. Третьякова, Р. А. Кузнецова.

Я хочу рассказать о своем папе, Александре Петровиче Стениловском, вернее, не как о папе, а как о медицинском работнике, заведующем Морозовской боль­ницей. И лучше, чем в этих двух пожелтевших от времени газете и листочке из школьной тетради, не рассказать.

«В Морозове живет простой и скромный человек труженик, фельдшер, Александр Петрович Стениловский. Родился он в семье крестьянина бедняка в деревне Максимово Шелотского сельсовета в 1888 году. Но окончании сельской школы он как хороший грамотей помогал волостному писарю в перепис­ке бумаг. Затем отец отвез его в Вологду и отдал в ученики – в «лавочные мальчики» к куп­цу Стрижеву. Так пошел маль­чик в «люди». Работать прихо­дилось по 10–12 часов в день.

В 1910 году Александр Пет­рович был призван в армию. Там в 1912 году окончил воен­но-фельдшерскую школу при военном лазарете в Гельсингфор­се. За время службы в период первой мировой войны побывал на ликвидации двух эпидемий сыпного тифа и в составе Си­бирской дивизии участвовал в боях в знаменитых Пинских бо­лотах. Во время гражданской войны и интервенции на Севере выполнял роль врача в ба­тальоне связи на станции Пле­сецкой.

По окончании войны на Севе­ре работает статистиком в Вель­ском уездном отделе здравоох­ранения. В 1922 году его направили заведовать фельдшерско-акушерским пунктом в Шелота, на родину, затем после двухгодичного повышения квалификации – заведующим та­ким же пунктом в Морозово.

Александр Петрович очень простой и скромный человек. И в беседе со мной он меньше всего говорил о себе самом, а больше – о своей работе, о трудностях, о создании больни­цы, о своих пациентах, о лю­дях его окружающих.

– Меня здесь все просто Петровичем зовут. Замечатель­ные у нас люди.

А как люди отзываются о своем Петровиче: «В любое вре­мя приди, днем или ночью, в праздник или в будни, у Петро­вича отказов нет: всегда помо­жет. Петрович-то такой чело­век, который больного не оста­вит. Да он иногда и по ночам ездит. В любую погоду в Косково и в Олюшино».

В Морозове, в Коскове, в Олюшине он, вероятно, знает абсолютно всех взрослых людей. И все знают его и говорят о нем с уважением. Скольким людям он облегчил страдания.

Скольких вылечил, скольких спас от смерти! Если бы все его пациенты написали по слову благодарности, получилась бы огромная книга. Вот один из его рассказов. «Женщина забо­лела паратифом. Жизнь ее ви­села на волоске. Она без движения лежала больше двух ме­сяцев. Я ночами дежурил у ее койки. С ложечки сам кормил. У нее пролежни большие были. На себе в баню таскал. Спас, выходил. Она и сейчас живет».

С созданием небольшой боль­ницы в сельской местности бы­ло, оказывается, очень много трудностей, и материальных, и организационных. «Средства самообложения давали мне на устройство больницы. Когда проводилось самообложение, то я во многих деревнях бывал. И население всегда охотно шло навстречу, поддерживало меня», - говорит Петрович.

Александр Петрович имеет почетные грамоты от райздрав­отдела. В газете «Путь к ком­мунизму» не раз читали благо­дарности А. П. Стениловскому за внимание, заботу, уход, за лечение. В 1957 году он получил Почетную грамоту от Воло­годского облисполкома за образцовую постановку медицин­ского обслуживания населения.

В 1958 году Петровичу испол­нилось 70 лет. От Верховного Совета РСФСР он получил Почетную грамоту и личное позд­равление от министерства здравоохранения РСФСР. «Мне бы еще 2 года дотянуть и стаж был бы у меня 50 лет» – говорит, улыбаясь, Петрович.

Труд Александра Петровича - образец и сам он – пример всем молодым, начинающим вра­чам и фельдшерам, всем меди­цинским работникам района».

Заметка, как я уже говорила, была написана Т. В. Ажгибковым, которого уже тоже нет на этом свете.

В 1960 году папе исполни­лось 72 года. Случались у не­го сердечные приступы, но об­ходился валидолом, который называл «плеточкой». Мама ему не раз говорила об отдыхе, ухо­де на пенсию. Но ответ был один: «Не представляю себя без работы. Не дело всем на шею государства садиться. Пока могу, буду работать». Но заве­дование больницей передал молодому, энергичному фельдшеру В. А. Кирьянову.

Доработал таки Петрович до 50-летнего стажа! Его труд был отмечен правительственной наградой, орденом «Знак Поче­та». Мы храним письма, позд­равительные телеграммы от друзей, коллег, знакомых.

Скончался папа скоропостижно от сердечного приступа, слу­чившегося с ним на заседании сессии сельского Совета, когда сдавал полномочия председателя товарищеского суда. Почувствовал себя «списанным» из об­щественной и трудовой жизни? (Он тогда уже оформился на пенсию, получил пенсионное удостоверение. Но даже первой пенсии не услел получить). Или «плеточки» не оказалось рядом? Кто знает... Его желание «не сесть на шею государству» и «умереть на ходу, никого не обременяя своей болезнью» ис­полнилось.

Хоронили Петровича 1 мар­та 1963 года. Был вьюжный холодный день. От дома (а мы жили тогда в здании боль­ницы) до клуба товарищи, сме­няя друг друга, несли гроб на ру­ках по сугробам. Остановились у клуба, занесли открытый гроб в зал, установили на поста­менте.

Я такого количества людей в Морозове не видала до этого? (мне было тогда 16 лет). Сто­яли в почетном карауле школьники и взрослые. Желающие проститься со своим Петровичем беспрерывным потоком шли по залу. Я не помню, сколько прошло времени там. Час? Два? Но растерянность, горе, слезы не­поддельные на лицах морозовцев, пежемских, косковских людей я запомнила навечно. Храню вот уже 32 года запись прощальной речи на могиле па­пы. Читал ее Юрий Федорович Дмитриевекий, учитель Морозовской школы, один из уважа­емых, справедливых морозовцев (вечная ему намять!). Вот вы­держки из нее.

«Сегодня мы провожаем в по­следний путь нашего дорогого не­забываемого Александра Петро­вича. Славная деятельность его как истинного патриота Морозова нам особенно дорога. Все мы знаем: когда бы к нему ни обратились за медпомощью в лютый ли мороз, в дожд­ливый ли осенний день, глубо­кой ли ночью или ранним ут­ром Александр Петрович все­гда помогал, выручал, спасал. Старшее поколение хорошо помнит, что Александр Петрович пришел в Морозово на пус­тое место: не было даже поме­щения для приема больных. Благодаря его упорству, трудо­любию. неиссякаемой энергии, таланту, мы имеем 2, хороших здания больницы, в которой спасена Александром Петрови­чем не одна сотня морозовских (да и не только морозовских) жизней. А всего покойный от­дал делу народного здравоох­ранения свыше 50 лет своей благородной жизни. Мы глубоко уважаем и ценим Александра Петровича не только как само­отверженного медицинского ра­ботника, но и как прекрасного талантливого общественника.

В нем мы видели благородное сочетание энергичной слу­жебной деятельности, плодотвор­ной общественной и государст­венной работы, умственного и физического труда. Александр Петрович любил и почитал лю­бой труд. Кто его не видал с топором, косой, малярной кистью, лопатой не только у дома, а и на субботниках и воскресниках? Нам, учителям, покойный бесконечно дорог и как опытный умный педагог. Он был большим другом школы, детей, учителей. родителей. Хорошо у него воспитаны и собственные дети. У Александ­ра Петровича слова и дела были неразрывны и на посту депу­тата сельского Совета, умелого агитатора и пропагандиста. Вез­де он сеял разумное, доброе, вечное.

Александр Петрович всегда был любезен и приятен в отно­шении с товарищами и друзь­ями. Все кто в часы досуга был с Петровичем, знают его как жизнерадостного, с тонким неиссякаемым юмором, прият­ного, умного собеседника, знают как обаятельного товарища и друга. За свою плодотворную деятельность на благо трудя­щихся Александр Петрович на­гражден. Но самой великой наградой он считал спасенные жизни, любовь, уважение и благодарность нашего народа».

Прошло 32 года, а старшее поколение и сегодня говорит о Петровиче, будто вчера виде­лись с ним «А мне, бывало, Петрович сказал.. », «Мне еще Петрович советовал...» и т.д. Его советы, порой шутливые, но всегда полезные, жители пом­нят, до сих пор. Вот таким был основатель Морозовской боль­ницы фельдшер Александр Пет­рович Стениловский.

Когда решался вопрос о за­крытии больницы и переводе ее в медпункт, мама вздыхала с горечью: «Слава Бoгу, Алек­сандр Петрович этого не видит и не слышит. Если бы до этих дней дожил, так точно бы у него сердце разорвалось от обиды и боли. Вся жизнь боль­нице была отдана».

Папе была назначена персо­нальная пенсия и все льготы пер­сонального пенсионера.

Мама тоже всю жизнь с 1937 года по 1965 год про­работала в больнице, санитар­кой. 19 лет – дезинфектором (работала с дустом и ядохими­катами). Подорвала на этом здо­ровье, да скоропостижная смерть мужа усугубила болезнь, и через 1,5 года после смерти Александ­ра Петровича ее вывели на ин­валидность, назначили пенсию как иждивенцу – половину пен­сии мужа.

Сын служил в армии, я учи­лась в педучилище на втором курсе. Никаких льгот она за все эти 32 года не спрашивала. Пер­вой помощницей в домашних делах ей была дочь Альбина, которая работала тогда в Верховажской райбольнице. Мы, дети, видели, что папины успехи в работе – это часть и мами­ных трудов. Вместе с ним она переживала за тяжелобольных. Все ночные вызовы – это и ее бессонные ночи. Она же храни­ла и надежный семейный очаг. Папа старался помогать по хозяйству, когда выпадал свобод­ный часок: и на сенокосе, и в заготовке дров. Но часто с этих работ приходилось уходить на вызов к больным.

Работники больницы Петровича иногда поминают и недобрым словом: был требователен не только в профессиональной ра­боте, но и как хозяйственник. Своим коллективом (а все жен­щины да девушки были, кроме завхоза и Петровича) заготовляли вручную дрова, оказывали помощь колхозу (бесплатно); содержали подсобное хозяйство: корову, лошадь. Часто приходилось им после смены идти на сельскохозяйственные работы, а дома – дети, хозяйство. Может быть, он и не всегда сознавал их трудности, так как видел, что мама наша тоже на работе (а с лесоучастков иногда приходила в 10–11 часов вечера) и все успевает, хозяйство и дом у нее в порядке.

Ей уже за 80 лет. В 1995 го­ду впервые в жизни обратилась в сельсовет к Ф. И. Ефипову с просьбой помочь в заготовке дров как вдове заведующего больницей. Получила вежливый отказ, что она на коммунальные услуги льгот не имеет, так как работала санитаркой, а не мед­сестрой, а что Стениловский А. П. был персональным пенси­онером, то такие льготы теперь отменены. Да и зять живет в Морозове, так что может заго­товить дров. А он, глава адми­нистрации, договорится с пред­принимателем, чтобы бабушке дров привезли, выкладывай только денежки.

Вот такое решение. Может, и правильное по нынешним вре­менам. Но обидели Вы, Федор Иванович, вдову 82 лет этим от­казом. Наготовили мы, конечно, для ее дома дров, но осадок на душе у нее так и остался. А память наша о своих односельча­нах, видимо, на деле коротка. Вспомним их 9 мая да в День пожилых людей, а в будни – за­бываем. А я считаю, что па­мять об Александре Петровиче должна быть и по отношению к его вдове, неутомимой тружени­це Анне Александровне.

Ф. КЛИМОВСКАЯ (СТЕНИЛОВСКАЯ).

Морозово. НА СНИМКЕ: А. П. Стениловский

20 февраля 1996 года

ВЕРХОВАЖСКИЙ ВЕСТНИК

Категория: Медицина | Добавил: utah_85 (22.11.2016) | Автор: Ф.Климовская (Стениловская)
Просмотров: 107 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск
Песни о доме

Copyright BashkardinaT © 2020 | uCoz